Анита Цой: опыт ни за какие деньги не купишь

Ее имя стало известно после выхода первого клипа «Полет», который она посвятила Виктору Цою. Колоритная внешность, неординарная манера исполнения, прекрасный голос, огромная самоотдача и добрые эмоции, которые она щедро дарит людям на своих концертах, помогли Аните Цой стать настоящей звездой эстрады.

Анита Цой

-Имя у вас такое необыкновенное — Анита. Почему не Анна, Аня?

-Когда я появилась на свет, то сразу громко запела. Крик был такой, что медсестры сразу поняли, родился не кто-нибудь, а певица! Имя выбрала мне мама, вначале она хотела меня назвать в честь французской революционерки Ривьер Анет. Мама моя всегда любила сильных духом женщин, женщин готовых отстаивать свои собственные интересы, и она считала, что именно я буду похожа на революционерку. Не ошиблась! Характер у меня революционный! Но ей не разрешили зарегистрировать меня как «Анет», мотивируя тем, что имя это иностранное. Тогда она сказала: «Давайте, назовем ее Анита», и снова ей этого сделать не разрешили. Поэтому по паспорту я просто Анна, а так с самого детства все меня называют Анита.

-Музыка в вашей жизни тоже началась с детства?

-Да, училась по классу скрипки и фортепиано в музыкальной школе, правда, не долго. Меня решили перевести из обычной, районной школы в центральную музыкальную. Это была очень престижная школа, куда очередь из детей стояла длинными километрами. Туда я попала, но очень быстро удрала.

-Почему?

-Профессор, которого попросили со мной позаниматься, чтобы не много «подтянуть» имел привычку очень сильно ругаться и крепко бить «плохих» учеников смычком по рукам. И перед самым экзаменом он сломам мне руку, после этого инцидента я забросила все и до класса седьмого не подходила ни к одному из инструментов. Петь не собиралась.

-Это была такая обида…

-Время все лечит. И потихоньку все забывается. В классе седьмом моя тяга к музыке возобновилась. Как-то мы поехали в Молдавию с хором имени Свешнякова. Ребята играли на гитарах, пели, все так романтично, здорово! Я полюбила гитару и научилась играть. Наверное, именно с этой поездки у меня началась новая эпопея в музыке. К тому времени я писала стихи, правда, они были очень смешные. Помню свое стихотворение о первой любви: «Слезы катятся из глаз, поливают мой матрас, только я одна не сплю, все реву, реву, реву» (смеется). Как освоила гитару, так сразу и начала писать музыку, а чуть позже вернулась и к фортепиано, и к скрипке.

-Что после — музыкальное училище?

-Жизнь помотала, побросала немного. Вначале поступила в педагогическое училище, затем в институт. Позже закончила юридический, и только после него пришла в ГИТИС. Поступила на эстрадный факультет и закончила его. Петь-то, давно хотела. У меня практика большая была: пела в хоре, потом была долгое время его руководителем, сама солировала, мы объездили много стран с гастролями. Тогда-то и писала я много и музыку сочиняла, поняла: «Все! Пора выходить!». Дома волновались, но успокоив всех и отправив свои записи в рекординговую кампанию «Союз», я верила в успех. Через несколько недель мы решили записывать альбом.

-Страха не было?

-Нет. Идя в наш шоу-бизнес, вообще ничего не боялась. И очень зря! Наломала много дров, но это были дрова, пахнущие лесом. Да и работа доставила много хороших впечатлений. Только с опытом работы на студиях, записях ты понимаешь, что такое работа артиста. Опыт ни за какие деньги не купишь, поэтому я довольна тем, чему научилась. Кстати, осознала и то, что такое профессия артист. Это человек, который не принадлежит самому себе, это тот, у которого возникают проблемы в семье, потому что не каждый может понять, что сцена для артиста — воздух, и без нее практически невозможно жить. Раньше мне дома говорили: «Почему ты считаешь, что твоя профессия лучше, чем какая-нибудь другая? Что значит, что твоя профессия требует от тебя постоянных странствий? Ты, пожалуйста, приходи ночевать домой!» — это касалось моих выступлений в клубах.

-Исправились?

-Как сказать…

-Многие сетуют на концерты в клубах, как вы относитесь?

-Меньше всего люблю выступать в больших концертах, где много артистов. Надо сидеть и ждать своего выхода ради одной песни. Когда ты выходишь, то для меня это происходит очень тяжело, потому как на первой песне ты только раскачиваешься. Люблю большие сольные концерты, я — дальнобойщик и очень люблю большие дистанции в работе. Когда выступаю больше полутора часов, то это как раз то, что нужно. Здесь ты можешь раскрыться, и потом, у меня много песен разных и одновременно любимых. Каждый образ хочется донести до зрителя и поведать обо всем!

-Именно вы и были режиссером своего сольника…

-Замечательное шоу. Борис Краснов декорации создавал, а я режиссером выступала. У нас шоу не каждый день делаются, я решила, что новое надо делать через год-другой. Его я вижу уже иным. Я, почему говорила о том, что надо аккуратно выбирать себе профессию, потому что артист — очень странная материя. Он же безбашенный! Иногда по ночам почему не может спать? Да потому, что его колбасит от какой-то музыкальной темы, от стихов, которые в голову лезут, и вроде бы можешь на бумагу их вылить, а не получается! Воздух наполнен каким-то ароматом, ты ходишь, как пьяный и не можешь попасть в двери! В конце концов от изнеможения падаешь и вдруг — бац — все выливается на музыку или на бумагу, и ты засыпаешь. Артист это постоянный творческий процесс. И режиссером, почему я выступила, — потому что видела то, что хотела показать зрителю!

-Процесс постоянных творческих родов…

-Конечно. Мне подруги говорят: «Аня, ты еще рожать будешь?». Отвечаю: «Ой, знаете, как вспомню, так и страшно становится!». А потом начинаешь сопоставлять с песенными «родами», так муки такие же самые. Одну песню я «вынашивала» два с половиной года! Это было очень тяжело. Она рожалась построчно, а припев к ней написала недавно, полгода назад. Видимо, надо было пережить какие-то определенные моменты своей жизни, чтобы поставить точку в этой песне. В общем, не хватало обычного жизненного опыта, чтобы написать честно и не лукавить. Кстати, это же произошло и с песней «Здравствуй».

-То есть, жизненный опыт помогает и образы менять?

-Романтизм мне всегда был присущ. Единственное — что раньше, то ли я настолько хотела, то ли обстоятельства сдерживали, семейные проблемы, что когда я вырвалась песней «Полет», я прорвалась как лавина. И очень долго не могла утихомириться. Думаю, что это был поток эмоций. Знаете же, как бывает, сначала дамбой идет вода, потом она стихает и начинает плавно бежать реченька. Вот со мной как раз это и произошло. После «Полета» и «Мама» у меня наступило состояние более спокойного, плавного течения. А когда я отдышалась, осмотрелась по сторонам, поняла — Анита Цой может быть разная. Я не играю в специально придуманный образ, я всегда представляю себя такой, какая есть на самом деле. Все это очень хорошо показывается в клипах, поскольку это намного интереснее, чем некая запрограммированость. Может, взрослею. Становлюсь более мудрой, и в этом есть свой кайф. Именно об этом поется в песне «Поздно». А песня «Это ли любовь» вообще показывает, по чему я скучаю…

-Почему?

-За спиной у меня 12 лет замужества. Я молодая женщина, но скучаю по ошеломляющей первой любви! Когда со мной случилась первая любовь, я девчонкой ходила не целованной, за руки ни с кем не держалась, а тут меня пригласили на свидание! Встречаюсь с ним, зима, холод, стоим на остановке троллейбусной, рядышком, и он руку тянет и вдруг к моей руке. У меня такая дрожь, да по всему телу!.. Сейчас такого ощущения нет. Берет меня муж за руку, клево, но все равно не так. А когда в первый раз в щечку целуют! Ты ночь не можешь уснуть, сердце бьется. Хочется летать и забыть обо всем. Это потрясающее чувство, и пока найти и описать его в песне не могу. Похоже «Это ли любовь» — в ней воспоминания, желание обрести то, что когда-то случилось с тобой.

-Может, вы не можете выразить свои мысли, работа с другими авторами вас не устраивает?

-Нет-нет. Как раз в том году произошел странный прорыв, мне захотелось работать с другими авторами. Честно скажу: у меня были творческие муки. Я как будто буксовала на одном месте. Когда исполнитель пишет сам для себя, он рано или поздно понимает, что каждая песня на что-нибудь да похожа. Я выпустила «Влюбленка» — песня не похожая ни на что. И вдруг сигнал «стоп!». Мне стало стыдно — как так? Сама пишу и не могу ничего для себя написать, чувствую: не то! В таком виде на свет появиться я не могла (в плане нового альбома) и с этой мыслью настолько себя истерзала, что показалось — потеряла и нюх и чутье. Просыпалась с мыслью: «артист я никакой, и все плохо».

Это длилось долго, пока в голову не пришла мысль: «А почему бы тебе не поискать других песен, других авторов?». Внутренний голос сказал: «Попробуй, это не так страшно». Помню, взяла свою волю в кулак и пошла к близким друзьям — Владимиру Матецкому и Лене Гудкому. Сказала: «Ребят, что-то надо делать, кажется, я застряла, потерялась». Они в ответ: «Ну, как потерялась? Давай попробуем». Вот так родилась песня «Не поздно». Помню — пришла в студию и ничего меня не устраивало — ни музыка, ни текст, ни аранжировка, казалось — не то, не та Анита Цой. А когда вдруг стала к микрофону и начала пропевать песню, вдруг оказалось, что именно это и есть та Анита, какая на тот период времени. «Если ты один, если ты не спишь, просто позвони. Поздно не поздно, снова начать…». Таким образом, начался новый этап. В новом альбоме много новых работ, совершенно разных, и не похожих на традиционную Аниту. Сама себе завидую.

-Вы сказали: «Я пришла к друзьям», все-таки в шоу бизнесе существует такое понятие, как дружба?

-Существует. Это общечеловеческое понятие. Другое дело, что со всеми дружить невозможно. Конечно же, есть коллеги, которые не то, что дружить, видеть и замечать тебя не хотят. Потому что для них ты — конкурент. Я не расцениваю и не рассматриваю со своей точки зрения, что мне необходимо с кем-то конкурировать. И это не потому что, они ниже меня, а потому что Анита Цой — это своеобразная история, которая будет развиваться в том русле, в каком она необходима. Те, кто любил ее раньше, те и будут продолжать ее любить. Я не рвусь в первые ряды. Если суждено, то рано или поздно это произойдет само собой. Мне хочется долго жить на сцене, и совершенно не важно сегодня я одержу победу или завтра.

-То есть, в тусовку не стремитесь?

-Нет. У меня есть друзья, которым искренне доверяю, и есть те, кого уважаю, но специально не приближаюсь, дистанцирую именно для того, чтобы не разочароваться. У нас такое эфемерное понятие слова «искусство», что в данном случае помочь себе может сам артист, когда он чувствует в себе новые силы, всплеск, эмоции и готов пережить их с кем-то, и в особенности этим «кем-то» является друг или подруга.

-Это правда, что вы открыли картинную галерею?

-Это мое хобби. У меня подруга давно занимается коллекционированием живописных работ, и привлекла меня к этому делу. Завесила мне весь дом картинами и продолжает делать это по сей день. И я потихонечку начала вживаться в мир галерейного искусства. Это настолько далеко от того, что делаю в шоу бизнесе, что четко обозначения «что такое картинная галерея» для себя не выяснила. Поэтому галерея — это картины, которые очень люблю, их приобретаю для себя, и которые выставляю.

-Были слухи, что именно благодаря супругу вы стали петь. Он влиял на вашу карьеру?

-Нет. Расскажу по порядку. О супруге говорить не боюсь, им восхищаюсь. Он начал в жизни все с «нуля», прошел долгий путь к успеху, сам себе создал карьеру, и вот уже 14 лет работает с Юрием Михайловичем Лужковым. По жизни его все уважают за преданность, честность и высокий профессионализм. Я его ценю за то, что он профессионал в семейных отношениях. Муж с большой буквы. Помните песню «Чтоб не пил, не курил и цветы всегда дарил» — это про него.

Познакомились мы с ним при довольно — таки странных обстоятельствах. Моя сестра занималась на курсах корейского языка. Однажды мне сказала: «Пойдем, покажу тебе мужика. Пришел на курсы, видимо, жену выбрать. Он кореец, постарше нас, ко мне клеится. Хочу, чтобы ты на него взглянула. Если понравится, то я подумаю». Мне тогда было 18 лет. Приходим с ней на курсы, и вижу я этого человека (им оказался будущий супруг), он как взглянул на меня, так и про сестру забыл. Начал за мной ухаживать, а я — то думаю — какой же бессовестный. Вроде бы Наташка (сестра) сказала, что это ее ухажер, а он возьми, и переметнись к другой!

Мы встречались с ним 7 раз, в совершенно ненормальных обстоятельствах. Когда его увидела, он по возрасту старше меня на несколько лет. При этом он постоянно носил костюм с галстуком. Я думала, что такой вид бывает только у чиновников. Я из простой семьи, и для меня чиновники — поработители народа. Поэтому сразу себя спросила: «Зачем тебе такой старый нужен?». Я делала все для того, чтобы ему разонравиться. Однажды он пригласил меня в ресторан. Заказал цыганский хор, цветы купил, в общем, решил показать какой он классный.

Я специально одела широченные брюки, кепи ультрамаринового цвета, помните, из Польши везли такие, накрасила ресницы зеленой тушью, каждый ноготь покрыт разным лаком, одела зеленого цвета куртку и яркий рюкзак взяла. Вид был ужасающий! Именно в нем я пришла в тот ресторан. Он увидел меня и обалдел. Слов не было. Выражение лица показывало: «Это что пришло?». Весь вечер я пыталась показать себя независимой девушкой. Он в этот же вечер пытался меня поцеловать. Сказал: «Давайте выпьем на брудершафт», я отвечаю: «Давайте. А что это такое?». Он встал и начал показывать.

Мы с ним обнялись за руки, и вдруг он меня целует, я как рассвирепела! Мне-то мама рассказывала о том, как мужчины должны ухаживать за женщинами, говорила: «Мужчина должен красиво ухаживать, дарить цветы. А уж после целовать». В общем, Петровичу (муж) я заехала в тот вечер по челюсти. Он тихо сел за стол и сказал: «Давайте перейдем к трапезе». Я думала, что на этом все и закончилось. Ан — нет. Он мне позвонил и сказал: «Приходите ко мне на свидание». Я ответила: «Не могу, занята». Он: «Ничего страшного. Я вас все рано буду ждать у Дома культуры».

Думаю — ну пусть ждет, и отправила на свидание свою маму. Сказала ей: «Сообщи ему, что я занята, ушла на занятия». Дом культуры находился не далеко от нашего дома. На улице была весна, и мама накинув легкое пальто, в тапочках пошла к нему. Смотрю на часы — час мамы нет, два, три. Приходит мама с …огромным букетом роз, рот до ушей, глаза блестят. Она мне говорит: «Как я мечтала тебе мужа такого найти! Он — наш человек!» (Она интересовалась политикой и в его машине увидела книгу Солженицына). Я думаю — какой гад! Мало того, что к сестре клеился, так еще и к матери! И говорю ей: «Ты, что мама?!». Она мне: «Ты у меня оторва. Тебе нужен нормальный, хороший мужик, который будет держать тебя в кулаках!»

Тогда я разозлилась на него по полной. И тут он звонит и говорит: «Вы знаете, у меня есть две путевки в санаторий, давайте поедем на два дня, с ночевкой». Мама меня к подругам не отпускала ночевать, и я ему сказала: «Никогда. Мама не пускает». Он: «А давайте я с ней поговорю». Мама подошла, взяла трубку, и что я слышу: «А, это вы Сергей — да, с вами хоть на край света!». Я в шоке. Он-то меня подкупил тем, что в санатории есть лошади, а я кандидат по конному спорту, и честно сказать, хотела поехать только из-за лошадей. В общем, мы поехали. Лошади там были действительно, и я спросила: «Вы кататься умеете?». Он сказал: «Да. Я с детства в полях». Нам оседлали двух коней, и мы галопом понеслись. Я там оторвалась по полной, леса, поля все проехала. Поворачиваюсь назад: он едет тихо-тихо и улыбается. Думаю: «Хорошо сидит».

Приезжаем на базу, и тут вижу: глаза круглые, ноги дугой. Спрашиваю: «Что с Вами?». Он: «Ничего. Просто давно не ездил». Только через год, после нашей свадьбы я узнала, что тогда он первый раз сидел на лошади! В общем, ситуаций было полно всяких, он, к примеру, осознал, что женой я его буду лишь потому, что по дороге домой у него сломалась машина, и он сказал мне: «Пойди, подтолкни». А сам сидел. Уже потом мне рассказывал, что именно из-за того, что я могу тяжесть нести и не боюсь никакой работы, он выбрал меня.

Каждый раз с нами случались смешные истории. Однажды он пригласил меня в Большой театр, отказаться я не могла. Туда -то в то время простые смертные попасть не могли, а шла «Жизель». Приходим мы, садимся, гасят свет, и тут я слышу такой храп! И кто-то на меня заваливается. Я его в бок бью, а он ни в какую! Сижу думаю — какой ужас. С кем пришла в театр?! Он спал. Сергей много работает и свет на него действует моментально, когда он выключен, то он засыпает. Мне было безумно стыдно, потому что на сцене, в моменте, где Жизель себя пытается убить кинжалом, он как всхрапнул на весь театр, что мне хотелось просто убежать. Все, думаю, с ним в театр больше никогда в жизни не пойду!

-Как он вам предложение сделал?

-По-хитрому. Он позвонил и сказал: «приезжает моя мама, а здесь она никого не знает, ваша мама — кореянка, давайте их подружим». Оказывается, это называется корейское сватовство. Он приехал со свое мамой и братом к нам, привез чемодан, а в нем — ткань, белье, по — корейски называется «чин-чин», то есть — выкуп. Я то думала, что это подарки. Еще сижу и говорю: «Чтобы так все в гости приходили». А мама моя смекнула в чем дело и пошла шушукаться с его мамой. Пришла ко мне и сказала: «Я согласна». Я спрашиваю: «На что?». А она: «Замуж тебя отдаю». У меня тогда была трагедия в душе.

Пока мы в ЗАГС ждали два месяца очереди, я никогда не вела себя с мамой так, как вела в те дни. Била посуду, кричала, ругалась. Доказывал ей, что мы не пара. Я сопротивлялась этой свадьбе. Даже за столом взяла гитару и начала петь: «Путана, путана, ночная бабочка…» Потом начались будни, и именно в них я осознала какой у меня супруг. Он оказался очень порядочным, потрясающим мужчиной. Все ухаживания, которые он недодал на свиданиях, он заменил в семейной жизни. Сейчас даже не могу сказать, что лучше — когда любят до свадьбы, или когда любят после нее. Подруги мне говорили: «Любовь прошла, завяли помидоры…» У нас все наоборот. Не можете поверить, но я в него так влюбилась! Мы и Серегу родили (сын), и я считаю, что мне повезло с мужем. Мама до сих пор так хитро смотрит и говорит: «вот говорила тебе, а ты все ругалась, ругалась, сколько посуды перебила. Я-то права была, семья счастливая».

-До прихода в шоу бизнес, вы занимались другим бизнесом.

-Да, он у меня был. Долго определялась, и все равно ноги принесли в шоу бизнес. Хотя тот бизнес (Анита занималась продажей вещей) тоже начала с «нуля». Вся страна на рынок вышла, и мы пошли на Лужники. А время-то замечательное было. С нами в одном ряду и профессора и кандидаты наук. Много интересного для себя подчеркнула. Что ни говори, а себя часто сравниваю с вещью, потому что артист — тот же товар, и есть директор, который должен уметь его продать.

-Путешествовать любите?

-Люблю море и океан. Что такое океан узнала несколько лет назад и влюбилась. Подумаешь — море и океан одно и тоже, ничего подобного! Горизонта не видишь, но дух совершенно другой. Смотришь на него и думаешь — такая сила, такое пространство. Океан для сильных духом людей. Очень люблю забираться в красивые места, люблю кататься на лыжах. Люблю отдельно стоящие острова, где можно оставаться один-на-один с природой. Дайвинг люблю, смотрю на рыбок и понимаю — какой классный мир!

-А шоппинг?

-Ненавижу. Я в этом плане, не правильная женщина, по магазинам ходить ненавижу.

-Зато машины менять…

-Машины — это увлечение. Причем, каждый год меняю. Очень люблю, когда машина новая и пахнет краской.

-Муж балует подарками?

-Самый запоминающийся — сын. Остальное — такое дело. А еще у нас был такой случай. Когда выходила замуж, он мне сказал: «Я готовить не умею, и ты меня не проси прикасаться к домашним делам. Я могу все организовать, найти грузчиков, чтобы перевезти что-то, найти столяров, чтобы прибили гвоздь, но не более того». Однажды, возвращаясь с гастролей, они проходили в Северной Корее, уставшая, приезжаю домой и думаю: «Надо идти, готовить». Вдруг осязаю носом и слышу аромат мяса с картошкой. Заходит мой муж в фартуке и с кастрюлей. Я говорю: «Здрасьте, что это?». Он в ответ: «Поешь и забудь о том, что я умею готовить». Вот такие сюрпризы он мне делает.

Юлия Прус, Денис Бессонов.

 




Просмотров - 32

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *