Вадим Грачев: изучение языков – это гимнастика для ума

Вадим Грачев — доцент СПбГАУ, кандидат наук, публицист. По образованию биолог-зооинженер. Личность разносторонняя. Увлекается генеалогией, историей, искусством, театром, литературой… Любит путешествовать, изучать культуру и языки других стран, знакомиться с интересными людьми. Например, летом 2018 года Вадим сопровождал в паломнической поездке по святым местам России известного американского актёра и музыканта Джонатана Джексона.

Знание иностранных языков помогает Вадиму как в работе, так и в общении с друзьями.

Вадим Грачев

— Вадим, расскажи, пожалуйста, какими иностранными языками ты владеешь?

— Я владею только английским и словацким. Если считать отдельным языком церковнославянский, то им тоже, однако русскому человеку по большей мере он понятен и так. Остальные языки всегда где-то рядом: немецкий, финский, латынь, древнегреческий, но знать отдельные слова и фразы, понимать общий смысл текста – это не значит «владеть» языком. Вопрос о «владении» вообще очень сложный. Когда мы овладеваем языком? Я не знаю точно. По-видимому, когда начинаем понимать и переводить текст без словаря и достаточно свободно изъясняться с иностранцами. Однако чтобы постичь язык во всей полноте, глубине, многообразии – на это уходят многие годы. Один только фразеологический словарь английского языка содержит более 20 тысяч речевых оборотов. Поэтому, когда нам говорят в рекламе, что английский можно выучить за две недели, или за месяц, то это, по меньшей мере, смешно.

— А как возник интерес к изучению иностранных языков?

— Интерес возник не сразу. Как и все, я начал изучать английский в школе, но добровольного интереса к нему, пожалуй, не было, была только необходимость. Потом был университетский курс, который прибавил знаний по английскому в профессии (животноводство), но особенного интереса также не пробудил. Настоящий интерес появился в аспирантуре. Когда я поступил в нее в конце 1990-х, то моими педагогами были две потрясающие женщины. Мы их между собой ласково называли «бабушки», поскольку по возрасту, действительно, они нашему поколению годились в бабушки. Это старший преподаватель Галина Петровна Полякова и доцент, а затем профессор Прасковья Андреевна Адаменко. Я о них рассказывал, когда писал воспоминания о своем факультете. Это были великие подвижницы, посвятившие всю свою жизнь изучению и преподаванию английского языка в области животноводства. С Галиной Петровной я занимался мало, но мы часто общались вне занятий, а Прасковья Андреевна преподавала мне весь аспирантский курс. Они привили мне огромную любовь к английскому именно в области животноводства, к произведениям Джеймса Херриота, к художественной литературе, рассказывали как переводчики художественных произведений, если они не знают животноводства, делают порой ошибки в переводах, прививали любовь к культуре и истории англоязычных стран. Прасковья Андреевна, начиная со времен Железного занавеса, с 1950-х гг. бывала за границей, была переводчиком на международных конгрессах по птицеводству, животноводству. Делом всей ее жизни стал англо-русский словарь по животноводству, между прочим, единственный в мире! Английский язык в университете она преподавала до 90 лет, трудовой стаж начался в 1948, а закончился в 2012 году. Многое бы я мог еще рассказать о своих замечательных учителях, но тема у нас сейчас другая.

Потом у меня была полугодовая поездка в Великобританию, о которой я недавно написал целую серию очерков. Она также подогревала мой интерес к языку. Оттуда я привез целый рюкзак книг, которые с удовольствием читаю и перечитываю все эти годы. Что касается интереса к словацкому языку, то он зародился там же, в Великобритании в 2000 году, благодаря дружбе с Марьяном Штефанидесом, о чем я также писал. Приехав домой, я обзавелся словарями, книгами на этом языке и стал его изучать, что было не сложно, поскольку он во многом похож на русский.

Зачем это было нужно? Английский сейчас очень востребован. В любой стране тебя поймут. В наше время сильно развиты международные связи, поэтому без английского сейчас никак нельзя. С этим у нас, кстати, все еще беда. Когда я бываю в разных странах, особенно в небольших, там все знают английский, от мала до велика. У нас же бывает так, что студенты не могут поехать учиться за границу по международным программам из-за плохого знания языка, не говоря уж о преподавателях. Словацкий же язык обогащает ум и сердце, поскольку он родственный нашему, он помогает лучше и глубже понимать и русский язык. Он для меня стал первой ступенькой лестницы, ведущей в славянский мир в целом.

Кроме того, любой иностранный язык, а тем более несколько, всегда развивают человека и культурно и умственно. Мозг работает постоянно. Обе мои учительницы прожили более 90 лет и до последних дней были умнейшими и интереснейшими людьми. Изучение языков – это гимнастика для ума.

В жизни языки, конечно, необходимы, почти каждый день. Постоянно я читаю, смотрю, слушаю что-то англоязычное, либо на словацком. В минувшем году впервые в жизни дважды ездил за границу с чтением лекций на английском – в Эстонию и Францию. Также переводил лекцию одной преподавательницы из Японии, приехавшей в наш университет. Два года назад сопровождал своих друзей из Америки – Джексонов – в двухнедельной поездке по России. Так что язык нужен каждый день.

— Сейчас существует множество методик по изучению языков. С помощью какой методики ты учился?

— Я не профессионал, и не очень разбираюсь в современных методиках. Моя «методика», которой нас обучали еще наши «бабушки» — это систематическое чтение в больших объемах со словарем. Заводится толстая тетрадь, каждая страница которой делится на три части. Слева выписываешь незнакомое английское слово, справа – его перевод, а в центре, если нужно, транскрипцию. Сами незнакомые слова в тексте можно аккуратно подчеркнуть карандашом, чтобы их было видно при повторном просмотре. Когда одно и то же слово выпишешь 4-5 раз, оно явно уже запомнится. Со временем число незнакомых слов сократится, а заглядывая спустя несколько времени на первые страницы своей толстой тетради, ты будешь с улыбкой думать: «Какой же я был наивный, выписывал такие простые слова!». Постепенно нужно переходить с англо-русского словаря на хороший толковый словарь английского языка, чтобы русский язык вообще не фигурировал, а ты бы читал и понимал все по-английски. Большую роль играет также аудиоканал – необходимо слушать записи, скажем, литературных произведений, живой речи, смотреть фильмы, а особенно сериалы, в которых ты постепенно привыкаешь к манере речи героев, научаешься их понимать. Запоминать лучше не только отдельные слова, но и целые фразы. Нужно, конечно, стараться и самому разговаривать. Если рядом нет носителей английского, то это можно делать даже мысленно, тоже хорошо помогает.

Я и сейчас нахожусь в процессе постижения языков, это никогда не закончится. Ну а при хорошей усидчивости и целеустремленности, может быть, за год уже можно достичь определенных успехов.

— Что было самым трудным и самым лёгким?

— Самым трудным было побороть свою лень, и заставить себя заниматься, скажем, ежедневно. Если бы воспитать усидчивость, все было бы гораздо быстрее и эффективнее. Самое легкое – это, пожалуй, общение с друзьями. Две недели, проведенные в компании Джонатана и Элизы Джексон и их троих детей – это было настоящее наслаждение! Когда умные, любознательные, любящие Россию американцы впервые оказались в нашей стране, то показывать ее им, рассказывать об истории, особенностях менталитета, о современной жизни в России, о культуре, духовной жизни – это невероятная радость. От этого ты получаешь такой заряд вдохновения, что кажется нет более легкой задачи! Если даже и возникает какое-то речевое затруднение, то друзья с такой радостью и проникновением слушают, что, кажется, угадывают самую твою мысль! Я бывало, говорил: «Извини, Джонатан, что я не смог все точно объяснить тебе», на что он отвечал: «Да что ты, Вадим, это нам стыдно, мы же знаем только один язык, а ты – два!»

— Кстати, как ты познакомился с Джексонами? И почему они захотели приехать в Россию?

— Примерно в 2014 г. на многих православных сайтах появилась информация о том, что американский актер, певец, поэт и писатель Джонатан Джексон вместе со своей семьей принял православную веру. Меня очень заинтересовал этот неординарный факт, захотелось узнать, что его к этому сподвигло. Разыскал в интернете видео, где сам Джонатан рассказывает о своем духовном пути к православной вере, а также отыскал его сайт. Написал ему небольшое приветственное письмо, не надеясь особо, что он ответит, но через несколько дней получил ответ. Так постепенно завязалась наша переписка, длившаяся 4 года. А в 2018 г. Джексоны захотели посетить нашу страну, о которой так много слышали. Они мне написали об этом, и попросили, по возможности оказать помощь в поездке по России. Я с радостью согласился. Так состоялось это знаменательное для всех нас паломничество по России в памятные дни 100-летия со дня мученической кончины Царской семьи, о чем я подробно в свое время писал.

Джонатан и Элиза Джексоны, Вадим Грачев в Петергофе.

Джонатан и Элиза Джексоны, Вадим Грачев в Петергофе.

— Есть мнение, что реальное общение с иностранцами – самый сложный этап в изучении языка.

— Возможно, это самый сложный этап, но он же и самый эффективный. Ведь это же носители языка, и если они тебя понимают, и ты их понимаешь, значит, твои дела не так уж плохи! Я даже точно не помню первое общение, видимо, это были кто-то из иностранцев в Санкт-Петербурге с банальными вопросами – как пройти туда-то, где находится то-то, и т.д. Более-менее серьезное общение было, конечно, в Великобритании в 2000 году, о чем я уже сказал. Периодически приходится использовать язык по работе. Несколько раз я бывал даже «синхронистом», но назвать так себя могу только в кавычках, и выступаю в такой роли разве что в случае крайней необходимости. Пожалуй, самое ответственное и напряженное использование языка – это в прошлом году, когда мне удалось по программе международного обмена читать лекции на английском в Эстонии и во Франции. Самих лекций было немного, по 8 часов, но по целой неделе пришлось общаться с коллегами-преподавателями и студентами в обеих странах, это был тоже незабываемый ценный опыт.

— В твоей практике случались «языковые провалы», когда собеседники совершенно не могли тебя понять?

— Таких случаев, чтобы меня уж совсем не могли понять, я не припомню, видимо потому, что отважиться на более-менее серьезное общение с иностранцами человек может, уже достаточно подготовившись. Но неудовлетворенность собой, конечно, часто бывает. Иногда думаешь, что мог бы ту, или иную мысль выразить точнее, более глубоко, но в момент разговора не хватало необходимых слов. Иногда в какой-то момент бывает так, что тебя «заклинивает», выпадает самое банальное простое слово, скажем, от волнения, или еще по какой причине, тогда на память приходят синонимы, или берешь себя в руки и входишь в нужное русло. Языковой барьер легко преодолевается, когда ты разговариваешь с интересными собеседниками, или хочешь донести что-то важное. Помню, когда мы жили полгода в Великобритании, и даже толком не знали английского, и в это время приехали ненадолго ребята из Франции – любознательные, интересные, активные, так мы с ними понимали друг друга чуть ли не «на пальцах».

— А были случаи, когда незнание языка помешало в жизни?

— Не припомню, чтобы незнание языка в жизни помешало, видимо, потому, что «знание» хоть какое-то началось довольно давно. Скажу только банальную фразу о том, что знание языка открывает много дорог в жизни и очень способствует развитию человека во многих аспектах.

— Как оцениваешь свой нынешний уровень?

— Свой нынешний уровень – сложно сказать какой он. В разных анкетах, когда приходится отвечать на подобные вопросы формально пишу «свободно». Хотя, конечно, от настоящего свободного владения языком я еще далек. Знаю только, что вполне смогу изъясняться по-английски, понять, что от меня хотят, могу донести свою мысль, читать и переводить тексты, в том числе по специальности. А так, совершенствованию нет предела, и эта мысль очень радует. Когда занимаешься языком постоянно, то можешь быть уверенным: сегодня твой уровень лучше, чем был вчера. В языковой среде носителя, конечно, довольно быстро ты станешь как «рыба в воде». Но и без этого можно достичь успеха, тем более сейчас, когда есть интернет – все можно послушать, увидеть, прочесть. Скажем, хорошо переводить тексты можно и сидя дома за столом, для этого не обязательно общение. А уж если представится возможность поговорить с иностранцами, то это еще лучше.

— Ты хотел бы изучить ещё какие-то языки?

— Есть такое желание, правда не знаю, как скоро оно осуществится. Хотелось бы попробовать освоить немецкий, как один из главных языков в мире, богатый и разнообразный, оказавший большое влияние на другие языки. То же самое сказал бы об арабском, но тут ситуация усложняется еще и за счет трудной графики. Сербский язык мне очень интересен. Сербы – наши ближайшие братья по вере, по языку, культуре, славянскому родству. У меня есть друзья из Сербии, Черногории, их язык тоже мне интересен, пока знаю только основные слова, некоторые фразы. В общем, все зависит от мотивации, трудолюбия, целеустремленности.

— Когда знаешь несколько языков, то не начинается путаницы со словами? Например, в русской речи проскакивают английские и наоборот.

— О, английских слов у нас и так в речи хватает, многие используют их без перевода, уже как русские. С этим явлением я борюсь. Когда преподавал английский, то даже давал студентам задание – кто больше найдет англицизмов в современном русском и заменит их на русские слова. Путаницы вроде бы не возникает. Когда разговариваешь с кем-то на английском, настраиваешься как бы на некую «английскую волну», которая берет из памяти то, что ей нужно. Иногда, возможно, бывает путаница, когда языки родственные. В них есть такая коварная штука как омонимы – вроде бы произносится также, а значит совсем другое. Когда я пытаюсь что-то произносить по-сербски, то иногда проскакивают словацкие слова – этот язык я знаю лучше. Но это все, как говорится, болезни роста. Помню когда-то, как только начинал изучать словацкий, то в учебнике прочитал такую фразу: «Ja poznam vsetky slovinske jazyky», то есть «Я знаю все славянские языки». Первой мыслью у меня тогда было: «Неужели есть такие люди, что знают все славянские языки и не путаются в них?» Видимо, есть!

— В каком возрасте лучше изучать иностранный язык?

— Смолоду, конечно, лучше учить языки: и память хорошая, и способностей больше. Но это ничего еще не значит. Конечно, учиться никогда не поздно. Мы знаем много примеров, когда человек за какое-то дело брался в зрелом, или даже пожилом возрасте и достигал успехов. Пусть вам нужно в два-три раза больше времени на выучивание каких-то фраз, слов, чем, например, школьнику, или студенту, но вы же добьетесь успеха непременно. О том, что поздно, может говорить только ленивый. Для личного развития – это огромный плюс! Видимо, есть люди, действительно, склонные к языкам. Я таких сам знаю (себя к ним не отношу) – они все схватывают как бы на лету, раз и навсегда, учат язык играючи. Но таких немного. Всем же нам надо просто чуть больше потрудиться, и у нас тоже получится.

— Твои советы новичкам.

Вадим Грачев

— Собирающимся изучать язык я бы посоветовал быть усидчивыми, трудолюбивыми, настойчивыми и дерзновенными. В общем, ничего нового, все это известно, но оно работает. Не клюйте на различные дешевые приманки. В любом случае, труд никто не отменял, а он принесет свои плоды, уже в самом скором времени!

Денис Бессонов

 



Просмотров - 403

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *